21:49
Образы природы в поэзии Мэри Оливер
Целью нашей работы является изучение творчества современной американской поэтессы Мэри Оливер, а именно, исследование образов природы, способов их создания и роли, которую они играют в её поэзии. Актуальность и новизна нашей работы заключаются в том, что творчество М. Оливер приходится на вторую половину ХХ - начало XXI веков. Изучением его занимались лишь отдельные зарубежные исследователи, к тому же большинство произведений поэтессы не переведены на русский язык.

М. Оливер является автором более 30 сборников стихотворений. Её творчество было высоко оценено критикой. В число её премий и наград входят такие, как Shelley Memorial Award (1969/70) , Pulitzer Prize for Poetry (1984), National Book Award for Poetry (1992), Lannan Literary Award for poetry (1998)[2]. Материалом для нашего исследования образов природы в поэзии М. Оливер послужил сборник «House of Light» 1990 г.

Приёмы и средства создания образов природы в стихотворениях из данного сборника разнообразны. Главное средство изобразительности в её лирике - это эпитеты. Их можно распределить на несколько групп: 1) усиливающие впечатление («ravishing lilies»; «precious life»; «unstinting happiness») [3; 13,60,67]; 2) цветовые («apricot-colored»; «raspberry-colored faces»; «poppy-colored beak»)[3; 73,78,16]; 3) со значением олицетворения («soft-hearted dogs»; «the owl with its satisfied, heart-shaped face»; «chesty, hundred-fingered, black oak»; «the gray, thin-haired backs of the mountains»)[3; 39,46,52,70]. Нередко используются авторские эпитеты, представляющие собой сложные сочетания смыслов, зачастую парадоксальные по своей природе, подчёркивающие ее индивидуальный подход к восприятию и отображению мира («scalding, aortal light»; «cold-shocked heart»; «the stubbled desolation»; «white fire»; «red song») [3; 80,73,68,59,56].

Также при создании образов природы Мэри Оливер часто использует метафоры. Особый интерес представляют те случаи, когда образы природы метафорически коррелируют с внутренним миром человека («The mossy hooves of dreams»; «The marshlands of my heart»; «The tree of my own sad, mortal heart; «The forest of meditation»; «The oily fur of our lives») [3; 2,53,31,24]. Здесь мы можем наблюдать процесс, обратный олицетворению, так как ментальное пространство человека, сложный мир его сознания уподобляется внешнему, видимому миру природы. Не менее часто М. Оливер использует и более традиционный приём олицетворения («Lilies melt, without protest»; «the white lilies opening their happy bodies»; «the screams from the cold leaves»; «how the flowers rise and open, how the pink lungs of their bodies enter the fire of the world and stand there shining and willing») [3; 13,44,56,3]. Таким образом, не только человек осмысливается метафорически посредством образов природы, но и природа персонифицируется, наделяется психическими и физическими особенностями человека. Основная проблема, поставленная в её творчестве, - это взаимоотношение человека и природы. Но весьма часто, с помощью тщательно отобранных художественных приёмов, эта проблема разрешается в поэзии М. Оливер, а точнее - снимается: человек и природа предстают как единое целое, как одна жизнь, один мир. Оппозиция «субъект - объект» формально сохраняется в её лирике, но внутреннее содержание этой оппозиции деконструируется: поэтесса вполне осознает свою роль наблюдателя (по отношению к объекту - природе) как временную и очень условную роль.

Сравнения, которые использует в своей поэзии Оливер, подтверждают идею единения человека и природы («I follow the snake down to the pond, thick and musky he is as circular as hope.»; «But the other stamped sharp hoof in the pine needles like the tap of sanity»; «the small, pond turtle lifts its head into the air like a green toe»; «Hundreds of them, like the black fingerprints»; «[the deer in the grass] like two sisters»)[3; 57,33,44,27,24]. Границы между человеком и природой стираются, а потому человек не возвышается над природой, вообще не стоит вне её, но составляет с ней единый живой организм. Постановка и снятие проблемы взаимоотношения человека и природы в творчестве Оливер позволяет автору, вслед за трансцендентлистами (Эмерсон, Торо), подвергать серьёзной критике идею укоренённого на Западе антропоцентризма.

Также для создания образов природы поэтесса использует такой приём звукописи, как аллитерация: «the sea, which was slashing along as usual, shouting and hissing»[3; 10]. Чередование шипящих при прочтении создает эффект шума морских волн, ещё сильнее погружая читателя в мир природы.

Особое внимание мы бы хотели уделить приёму антитезы на примере одного из её стихотворений «The terns». Крачка, морская птица, имеет чёрно-белую окраску. Это цветовое единство противоположностей задает тон всему стихотворению: символическая окраска птицы предвосхищает смысловое единение таких противоположностей, как жизнь и смерть, свет и тьма: «This is a poem about death» - «this is a poem about loving the world»; «little silver fish», «white wings» - «fold of shadows», «flying in and out of the darkness»[3; 64-65]. Таким образом, первоначальная антитеза «чёрное - белое» перерастает себя и вдаётся в символический контекст восточной философии. Как едины инь и ян, так и в окраске птицы чёрное едино с белым, так и в мире смерть едина с жизнью.

М. Оливер хорошо знакома с восточными учениями, подтверждением чему являются аллюзии и реминисценции в ее лирике. Ведущими темами её творчества, выражаемыми через образы природы, являются время, бытие, смерть. Эти темы неразрывно связаны друг с другом. Смерть воспринимается поэтессой не как конец, а лишь как переход в другую форму существования («and how could anyone believe that anything in this world is only what it appears to be– that anything is ever final– that anything, in spite of its absence, ever dies a perfect death?»)[3; 28]. Данная тема сопряжена с мотивом трансформации («it knows someday it will be the fish and the wave and no longer itself»; «I would be a fox, or a tree full of waving branches. I wouldn»t mind being a rose»)[3; 65,67]. Это смерть, которая прорастает в новую жизнь, причём этот переход неизбежен и цикличен. Время человеческой жизни у Оливер понимается как недолгий отрезок, который мы проживаем в данной нам конкретной роли. Лишь эта роль является конечной («tree of the moment—tree of my own sad, mortal heart»)[3;53]. Посредством трансформаций, перехода из одной формы существования в другую, время перетекает в вечность, вдается в неё («[the tideline] toward the future turning its back with every tide on the past.. .connecting everything, the past to the future»)[3; 10-11].

Во многих стихотворениях поэтесса приводит читателя к мысли о том, что деление на «живую» и «неживую» природу весьма условно, что оно имеет отношение не к самой реальности (как она есть), а к концепциям человеческого ума, воспринимающего мир дуалистически. М. Оливер подвергает этот дуализм критике и всячески стремится к его преодолению в своих текстах, прибегая для этого к образам природы. Так, в стихотворении «Crows», как и во многих других, бытие предстаёт как живое, то есть непрерывно развивающееся единство, в котором тонкий стебелёк или маленькая птица не менее важны, чем солнце, бескрайние поля и леса. Это мир, в котором всё взаимодействует друг с другом и всё бесконечно перетекает друг с друга, подобно тому, как зима переходит в лето, а ночь - в день.

Лейтмотив рассматриваемого нами сборника - это свет, что явствует уже из его названия «House of Light». Чтобы понять его значение, обратимся к стихотворению «The ponds». Здесь Мэри Оливер описывает пруд с цветущими лилиями. Вначале она говорит: «theliliesaresoperfect» [3; 58]. Они выглядят идеальными, но, приблизившись к ним, она видит:
«this one is clearly lopsided–and that one wears an orange blight–and this one is a glossy cheek half nibbled away...»[3; 58]. Апофеоз этого стихотворения заключён в следующих словах: «I want to believe that the imperfections are nothing-that the light is everything-that it is more than the sum of each flawed blossom rising and fading. And I do.» [3; 59]. То есть автор заявляет, что все видимые несовершенства лилий - это ничто, а свет в этих цветах - всё. Свет в её стихотворении - это категория метафизическая, постигаемая не чувственным воотриятием, а сознанием, духовным опытом. Мотив света, заключённого в различных явлениях природы, проходит красной нитью сквозь все произведения сборника. Читатель приходит к пониманию этого света как основы бытия, его имманентного первоисточника. Такое понимание мира сформировалось у Оливер под влиянием восточных учений и трансцендентализма, в котором они преломились. В то же время нельзя не отметить близость такого миропонимания западному неоплатонизму и пантеизму. В контексте этих учений весь мир, включая все содержащиеся в нём противоположности, воспринимается как Единое, а свет - это сама жизнь. И тогда название сборника «House of Light» («Дом света») можно понимать, как образ бытия.

Рассмотрев образы природы в лирике М. Оливер, мы приходим к следующему выводу: при создании образов природы Оливер использует обширный комплекс художественных приёмов и средств, демонстрирующих её индивидуальный творческий метод. Выявив основные темы и мотивы данного сборника, мы заключаем, что все они представлены и раскрыты посредством образов природы. Согласно предметной классификации М. Эпштейна [1; 252-254], образы природы в поэзии Оливер относятся к категории образов судьбы и мира. Благодаря этому лирика М. Оливер по праву считается философской.

Список литературы
  1. Эпштейн М.Н. Образ художественный // Литературный энциклопедический словарь / Под общ. ред. В.М. Кожевникова и П.А. Николаевы. - М.: Советская энциклопедия, 1987. С. 252-254.
  2. Mary Oliver/ Author: Wikipedia contributors// Wikipedia, The Free Encyclopedia [Электронныйресурс]. URL: https://en.wikipedia.org/w/index.php?title=Mary_0liver&oldid=716522870, (Дата обращения: 17.05.2016).
  3. OliverM. House of Light. Boston, Massachusetts: Beacon Press books, 1990.

Аннотация. В данной статье на материале сборника “House of Light” (1990г.) исследуются средства и приёмы создания образов природы в лирике современной американской поэтессыМэри Оливер. Автор рассматривает М. Оливер как продолжателя традиций американского трансцендентализма, обращая внимание и на её интереск восточным учениям. В статье предпринимается попытка проследить, как через образы природы в поэзии Оливер раскрываются её основные темы (время-вечность, жизнь-смерть, бытие).
Ключевые слова: Мэри Оливер, образы природы, эпитет, метафора, сравнение, тематика и проблематика, трансцендентализм, восточные учения, недвойственность.

Н. Ю. Шеметова
Категория: 3 | Просмотров: 209 | Добавил: GOD
Всего комментариев: 0